: :
ПОИСК
: :
Хватит ли у Узбекистана энергии на майнинг криптовалют?

В Узбекистане в целях развития цифровой экономики операции с криптовалютами легализованы, они не будут облагаться налогами, но деятельность на рынке криптовалют и блокчейн-технологий будет подлежать обязательному лицензированию с 1 октября 2018 года. Соответствующее постановление подписано президентом республики Шавкатом Мирзиёевым.

С криптовалютой - в обход Казахстана?

Меры, определенные в президентском постановлении, включают создание правовой базы с "учетом передового опыта зарубежных стран", подготовку специалистов, указание профильным ведомствам и министерствам Узбекистана разработать программу развития технологии блокчейн в 2018-2020 годах. А "Узбекэнерго" и "Узбекгидроэнерго" предложено за три месяца создать пилотный майнинговый проект и отправить его Национальному агентству проектного управления (НАПУ), на который возложена функция регулятора по внедрению цифровой экономики.

В местных СМИ делается вывод, что государство само намерено зарабатывать на майнинге криптовалют. Если это случится, то Узбекистан в этой сфере оставит позади себя конкурентов в регионе, более осторожных в вопросе развития этого рынка. Например, в Казахстане запрета на криптовалюты пока нет, но они там не могут выступать средством платежа. Месяц назад глава Нацбанка Казахстана Данияр Акишев указал на экономические, социальные и даже политические (возможность финансирования терроризма) риски этого специфического рынка.

Криптовалютная революция или PR-акция?

Да и в Узбекистане экономические ведомства не поддерживали легализацию криптовалют. "В Ташкенте ранее со стороны руководства экономическим блоком звучали заявления, что тема криптовалют вообще не рассматривается. В последний раз такое заявление я слышал полтора месяца назад. Новое постановление на этом фоне звучит революционно", - говорит руководитель отдела стран Средней Азии российского Института стран СНГ Андрей Грозин.

"Специалистам по новым финансовым агрегаторам предстоит выяснить, в какой мере эти технологии применимы в регионе. Пока я не рискну предполагать, насколько это PR-акция, а насколько - оправдано экономически. Решение еще раз подтверждает имидж нового руководства Узбекистана как "передовиков капиталистического производства" в регионе - это лежит на поверхности. Но полагаю, что есть и более глубокие основания. Возможно, президенту кто-то из советников объяснил, насколько это прогрессивно с точки зрения экономической науки", - считает собеседник DW.

"Еще десять лет назад в регионе как на экзотику смотрели на исламский банкинг, а сейчас это распространенная услуга в банковской сфере в регионе. Вполне возможно, что и криптовалюты в Центральной Азии превратятся в обыденность. И в этой связи постановление смотрится вполне прогрессивно, даже вне соображений PR", - продолжает эксперт.

О реформах в Ташкенте

По его словам, региональным лидером "по части модернизированности долгие годы выглядел Казахстан, который в 1990-е годы провел известные реформы Кажегельдина". И еще полтора года назад было общепринято, что Казахстан лидирует в области валютно-финансовых инструментов. "Но постановление Шавката Мирзиёева ставит это устойчивое представление (оправданное или нет - другой вопрос) под сомнение. Сейчас Узбекистан сделал многое, чтобы избавиться от не слишком позитивного образа "консервативного захолустья", который у него был еще год назад", - напоминает Андрей Грозин.

Отсутствие же единодушия в Ташкенте по частному вопросу о криптовалютах говорит о том, что монолита во власти там нет, идет борьба разных групп реформаторов вокруг президента, делает вывод сотрудник Института стран СНГ. "Помимо НАПУ, есть и другие группы, например, складывающиеся вокруг исследовательских структур. Их не много, но там есть люди, которые предлагают президенту свои варианты реформирования экономики. И, наблюдая ту ротацию, которая происходит в том числе в экономическом блоке, можно сделать вывод, что там еще все очень неустойчиво, и чьи идеи по либерализации экономики возьмут верх, не решено окончательно", - считает он.

Постановление о криптовалютах - беспроигрышная идея

В свою очередь, ташкентский политолог Юрий Черногаев, признавая, что сам, как и многие другие жители республики, далек от технологий блокчейна, отмечает, что идея развивать их, возникшая в окружении президента, беспроигрышная уже потому, что результаты ее реализации в стране мало кто сможет оценить. "В стране в этом разбираются или думают, что разбираются, единицы. Поэтому что бы не получилось в результате, это можно будет объявить огромным успехом, и никто не возразит. Тут нет внятных критериев для оценки. Зато это креативная, слегка заумная идея, которая, что очень важно, не задевает ничей местный бизнес", - считает политолог.

Что касается тех "заинтересованных министерств и ведомств", которые, согласно постановлению, должны предложить конкретные сферы применения технологий блокчейна, то тут, полагает Юрий Черногаев, энтузиастов не будет. "Это большие затраты на программы, на специалистов. Текущие контракты заключены в "нормальной" валюте. При заключении новых соглашений предстоит проработать новые денежные потоки. Причем еще вопрос, кто из бизнесменов согласится: в бизнесе риски должны просматриваться и иметь понятное денежное выражение, чего здесь достичь трудно", - рассуждает политолог, который, исходя из этого, полагает, что заинтересованных будут назначать сверху. Возможно, из числа тех, кто в чем-то "первым провинится", шутит он.

Майнинг, блокчейн и Бюро принудительного исполнения

Специалист, занимающийся майнингом в России, на условии анонимности пояснил для DW, что, с одной стороны, криптовалюты имеют плюс в том, что они позволяют осуществлять операции через децентрализованную сеть, которая не находится под полным контролем Национального банка (отчасти поэтому во многих странах Центробанки скептически относятся к блокчейну). С другой стороны, в этой сфере есть обширное поле для махинаций. Согласно его оценке, на сегодняшний день заработать на майнинге реальные деньги достаточно сложно, это требует специальных знаний и наличия значительных объемов дешевой электроэнергии. А с этим в Узбекистане серьезная проблема. В России, например, предприимчивые майнеры часто стараются подключиться к электросети так, чтобы самим за расход не платить. Но в Узбекистане многие регионы, особенно сельские, испытывают острый дефицит электричества, и им не до майнинга.

"Долги юридических лиц и граждан за коммунальные услуги уже приблизились к пределу, который оценивается энергетиками как угроза национальной безопасности. Не случайно название "конторы", которой предписано взимать эти долги - Бюро принудительного исполнения - сейчас знает каждый в стране, и оно создано при Генпрокуратуре", - дополняет эти слова Юрий Черногаев.

Впрочем, поскольку постановление президента указывает на обязательное лицензирование деятельности на рынке криптовалют, возможно, жесткий контроль за расходом электроэнергии позволит выявлять пиратский майниг. Кроме того, указывает вышеупомянутый российский специалист, майнинг можно вычислять по структуре интернет-трафика, если контролирующие ведомства будут обладать современными средствами анализа интернет-пространства. То есть, развивая и поддерживая лицензированные технологии блокчейна, государство должно будет делать ставку и на развитие технологий слежения за интернетом, полагает IT-специалист.

В этом контексте нужно обратить внимание на сообщение, появившееся в узбекских СМИ 9 июля. Национальный университет Узбекистана до начала учебного года откроет узбекско-израильский факультет инженерной математики и компьютерных наук. Он примет около ста студентов. Возможно, кто-то из них окажется занятым технологиями блокчейна. А кто-то - слежением за ними.

Смотрите также:

10.07.2018 | 15:12