: :
ПОИСК
: :
Комментарий: Лучше словесные залпы, чем боевые
Экстренное заседание Совбеза ООН после ракетного удара по Сирии

"Германия не будет принимать военного участия", - заявила канцлер Германии Ангела Меркель (Angela Merkel) еще перед ракетным ударом западных стран по режиму Асада в Сирии. Однако категорическое "нет" Меркель не было принципиальным несогласием с военной реакцией США и их союзников, потому что она добавила: "Мы видим и поддерживаем все действия, которые продемонстрируют неприемлемость применения химического оружия".

Из этой формулировки как минимум можно было понять, что скоро под руководством США будет совершен ответный удар на предположительное применение в Сирии отравляющих веществ против собственного населения. Ведь что еще могло стать "демонстрацией", о которой упомянула канцлер, если режим в Дамаске уже много лет не реагирует на напыщенные угрожающие жесты Запада? То, что Меркель была осведомлена о ракетном обстреле Сирии, который произошел менее чем два дня спустя, определенно, не является очень уж смелым допущением.

Армия ФРГ не нужна

И то, что американцам, британцам и французам при разрушении военных объектов, использовавшихся для производства химического оружия, не потребовалась германская помощь, также уместное предположение. Так что Меркель, очевидно, была рада, что не должна оправдываться по этому вопросу перед своими партнерами в Вашингтоне, Лондоне и Париже. Дональд Трамп, Тереза Мэй и Эмманюэль Макрон, со своей стороны, могли положиться на вербальную поддержку из Берлина. "Военная операция была необходимым и уместным шагом", - похвалила их действия Меркель через несколько часов после авиаудара, в ходе которого были выпущены более 100 ракет.

И если, говоря об отказе Германии от участия в военной операции, Меркель не привела никаких объяснений, то теперь она подробно разъяснила, почему она приветствует ракетный удар: "Чтобы сохранить эффективность международного бойкота химоружия и предостеречь сирийский режим от новых нарушений". Это можно счесть убедительным, а можно - и банальным. Потому что если Меркель одобряет западные атаки, то напрашивается вечный вопрос: почему же Германия снова осталась в стороне? Ответ на него остается за Меркель.

Это старая дилемма: когда дело принимает серьезный оборот, за решительными высказываниями должны следовать действия. И тем не менее хорошо, что Меркель лавирует таким образом. Только так Германия оставляет за собой возможность при поисках дипломатического решения выступить посредником. Организация Объединенных Наций явно не справляются с этим, потому что постоянные члены Совбеза ООН взаимно блокируют резолюции друг друга.

Немецкая дипломатия еще может быть востребована

На дипломатическом уровне США, Великобритания и Франция бессильны против России, выступающей в войне в Сирии союзником Асада. Преимущество Асада заключается в том, что за последнее время значительные части территории Сирии снова оказались под его контролем.

Однако как должна развиваться разрушенная страна, когда и кем она должна отстраиваться - эти и другие вопросы стоят острее, чем когда-либо. Министр иностранных дел Германии Хайко Мас (Heiko Maas) прав: может быть только политическое решение конфликта. И прежде всего: "Нравится это кому-то или нет, но без России разрешить сирийский конфликт невозможно".

Однако Мас заявил и то, что тот, кто применяет химическое оружие, не может принимать участие в урегулировании конфликта. Это означает, что Асад должен остаться за рамками процесса. Если дело действительно удастся решить таким образом, это будет выдающееся достижение дипломатии. Можно, однако, усомниться, что на это пойдут Россия и Иран. Возможно, Мас сказал что-то лишнее. И тем не менее после семи лет гражданской войны в Сирии представляется, что выпущенные в воздух слова гораздо лучше, чем выпущенные на поле брани ракеты или отравляющие вещества.

Автор: Марсель Фюрстенау, обозреватель DW

Этот комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

Смотрите также:

16.04.2018 | 15:48