: :
ПОИСК
: :
Комментарий: Битва за Telegram. Война за интернет

Признаться, я не верил, что это случится: что Россия присоединится к кучке авторитарных стран, где блокируется самый современный мессенджер, причем отечественного производства. Неважно, где зарегистрирован сервис и какую юрисдикцию над собой он сам принимает, мы-то знаем, что Павел Дуров и другие разработчики Telegram - наши люди. Просто они не пошли на сговор с теми, кто принимает законы исключительно для удобства дальнейшего сохранения власти.

Я пишу этот текст в первые часы после начала блокировок, поэтому объективных данных пока нет. Судя по моей личной статистике, заметного уменьшения числа пользователей не произошло. За выходные, которые прошли с момента решения суда до начала блокировок, многие успели подготовиться, некоторые сделали это заранее. Не сидел сложа руки и сам Telegram: пока его адвокаты вели борьбу в российских судах, выигрывая время, Дуров и его команда дорабатывали встроенные средства обхода блокировок. Очевидно, они сработали: более половины российских пользователей, опрошенных в моем канале, сказали, что мессенджер работает у них без всяких инструментов обхода.

Своим чередом

Блокирование Telegram - логичное продолжение политики российских властей по ограничению интернета. Сначала это был безобидный LinkedIn, на котором можно было просто посмотреть, как это работает, затем малопопулярный в России корейско-японский мессенджер Line, и наконец интернет-рация Zello, которой, среди прочих, пользовались дальнобойщики для координации протестов против платежной системы "Платон". Ну и террористы в разных странах, но они, как и обычные люди, пользуются самыми разными сервисами.

Мало кто верил или, скажем так, хотел верить, что дело дойдет до действительно популярного сервиса. Telegram - не первый по числу пользователей мессенджер в России и даже не второй, но, безусловно, самый востребованный общественно и политически активной аудиторией. Он неподконтрольный, с его создателем невозможно договориться, но при этом сервисом с удовольствием пользуются и бескомпромиссные оппозиционеры, и бизнесмены, и представители самых разных ветвей и уровней власти.

Красная черта

Сейчас все зависит от смелости и стойкости пользователей Telegram, от того, насколько они готовы к затяжному интернет-сопротивлению. Технически власти будут делать все, чтобы попробовать все инструменты, включить механизмы давления на полную катушку - не зря же в конце прошлого года принимали закон, обязывающий VPN-сервисы не обходить блокировки Роскомнадзора. Попробуют на прочность магазины приложений App Store и Google Play, потребовав убрать оттуда приложение Telegram. И заодно будут продвигать идеологически верные сервисы, вроде ICQ, куда перевел президентский пресс-пул Дмитрий Песков.

Один из главных вопросов, который стоит сейчас перед властями - можно ли добиться своих целей, не вводя санкций непосредственно против пользователей. Это своеобразная красная черта. Пока наказывают только за пусть и безобидные, но активные действия: перепосты, лайки и прочие ретвиты. Но если дойдет до наказания за сервисы - дело плохо: даже в СССР попытки людей слушать западные голоса были по большому счету делом безопасным. Представляете, что может начаться в России, где сажают за репост, если разрешить привлекать за установленное в смартфоне приложение? Причем, плохо дело не только для пользователей, но и для самих властей. Это будет означать, что им буквально нечего предложить, кроме запретов.

Конец "мягкой силы"

Ведь что такое блокировка Telegram? Это признание бессилия, неэффективности своей "мягкой силы", поражения в идеологическом противостоянии внутри Telegram. Продвижение повестки, которое осуществлялось в этом сервисе с помощью анонимных каналов, в какой-то момент было признано провальным или все менее и менее эффективным. Якобы "сливы информации" от чиновников или спецслужб в какой-то момент перестали быть интересными просто потому, что они не были интересными с самого начала, а на одном флере мнимой близости к источникам далеко не уедешь.

Зато набрали силу каналы, которые в близости к Кремлю не упрекнешь. Большую роль сыграло появление канала Алексея Навального, сразу поднявшегося в лидеры. Уже к концу прошлого года политический топ "Медиалогии" выглядел довольно плачевно для кремлевских игроков, которым не могли помочь ни боты, ни взаимная реклама.

Если следовать той логике и политике, которой российские власти до сих пор придерживались в отношении интернета, то, видимо, следующим кандидатом на роль "невыполняющего российские законы" будет соцсеть Facebook. Ей уже напомнили о необходимости переноса персональных данных пользователей на территорию России, требовании закона, который западные сервисы игнорируют уже пару лет. А затем настанет очередь и YouTube, который становится главной медиаплощадкой в России, все более успешно конкурирующей с телевидением.

В Facebook и в YouTube дела у кремлевской "мягкой силы" гораздо хуже, чем в Telegram, так что и шансов столкнуться с силой жесткой у них с каждым днем все больше. Другое дело, что вовлекать в политику гигантскую аудиторию YouTube, большая часть которой от нее пока далека - дело довольно опасное. Есть расхожее мнение, что Кремль обратил серьезное внимание на интернет после "арабской весны", которая координировалась через соцсети.

Но именно она показала, что настоящие проблемы у властей авторитарных стран начинаются не тогда, когда интернет работает, и даже через него что-то там координируется. Они начинаются тогда, когда вконец испугавшись интернета, его отключают, и люди выходят на улицы. Хотя бы и просто пообщаться.

Автор: Александр Плющев - журналист, интернет-эксперт, популярный блогер и радиоведущий. Автор еженедельной колонки на DW. Сайт Александра Плющева: plushev.com, Twitter:@plushev

Этот комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

Смотрите также:

16.04.2018 | 15:38