: :
ПОИСК
: :
Украинский эксперт: 50 тысяч долларов на месяц в Славянск - это ничто

Директор Центра военно-политических исследований Дмитрий Тымчук в последние два месяца стал звездой украинской журналистики. Его сайт "Информационное сопротивление", как правило, первым публикует информацию о военных действиях на востоке страны, а блог Тымчука в Facebook читают 77 тысяч человек. В интервью DW украинский военный эксперт рассказал о своей версии финансирования боевиков в Донецкой и Луганской областях.

DW: Откуда сепаратисты получают деньги?

Дмитрий Тымчук: Мы зафиксировали три канала финансирования. Первый - это Федеральная служба безопасности РФ (ФСБ), давно отработанная схема, непосредственно из России.

Второй канал - через Крым, через правительство Сергея Аксенова. Там деньги идентифицировать труднее. Часть средств идет через каналы финансирования российских спецслужб. Например, в декабре 2009 года было доказано, что через подразделение ФСБ Черноморского флота идет финансирование пророссийских организаций в Крыму. Подразделение было отправлено в Россию, но через полгода вернулось, так как с приходом Януковича Служба безопасности Украины (СБУ) подписала с ФСБ договор о сотрудничестве. Теперь Януковича нет, а система финансирования осталась.

Другая часть средств, относящихся к крымскому каналу, поступает непосредственно от "семьи". Там не только деньги Януковича, там источники из его окружения. Мы их просто называем "деньги семьи". И этот канал "семьи" разделяется опять-таки на два подканала: деньги, которые идут непосредственно с территории России, и схемы, которые продолжают действовать на территории Украины. Работают конвертационные центры, СБУ их понемногу закрывает. Но на сегодня это еще довольно существенный источник финансирования - из теневых схем, которые продолжаются с тех времен.

Третий источник финансирования - это олигархи. В том числе и те, чьи имена широко известны в публичной политике. Наши источники утверждают, что их деньги также присутствуют в финансировании этих групп.

- Как технически осуществляется финансирование из России?

- Нельзя сказать, что Сбербанк перечисляет средства на счет под таким-то номером. Как правило, работает курьерская служба. Раньше они перевозили миллионы гривен. Теперь на границе с большими суммами задерживают, и курьеры возят деньги в небольших количествах - каждый берет с собой, скажем, несколько десятков тысяч долларов.

- Ничего себе небольшие количества!

- А как вы думали? Когда речь идет о финансировании группы в полторы тысячи человек, 40-50 тысяч долларов вбросить на месяц в Славянск - это ничто. Если люди берут оружие в руки и рискуют жизнью и здоровьем, нужна мотивация. Для части боевиков мотивация - это призрак власти, возможность сделать административную карьеру в самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республиках (ДНР и ЛНР). Но это психически неадекватные люди, которым хочется быть императорами, князьями. А большая часть работает за деньги. У них прямая материальная заинтересованность. В Краматорске участие в силовой акции, по нашим сведениям, стоило 400-500 гривен.

Перевозка наличных является большой проблемой. Поэтому в последние две недели мы наблюдаем, что в Славянске на одни и те же имена приходят маленькие суммы - 500 гривен, 1000 гривен. Доказать, что это именно финансирование терроризма, невозможно - деньги приходят от частных лиц. Приходит полковник ФСБ на почту и отправляет Васе Пупкину в Славянск 1000 гривен. То есть деньги сначала наличными завозят на восток Украины, а потом переводят уже внутри Донецкой и Луганской областей. В общем, они хватаются за все возможности, диверсифицируют потоки.

- И как бороться с потоками наличности из России?

- Я считаю, по примеру крымской границы. Она более-менее перекрыта, и там работает не только госпогранслужба, но и вооруженные силы. Замечено, что когда рядом стоит пришлый армеец, который на этом посту недавно, у пограничников уровень коррупции резко снижается. Поэтому мы предлагаем усиливать пограничные отделы в Луганской области отрядами вооруженных сил. Во-первых, чтобы отбивать атаки, а во-вторых, - чтобы сдержать уровень коррупции. Украинские силовики коррумпированы как никто. Вообще уровень коррупции в силовых ведомствах во всех странах мира на порядок выше, потому что они закрыты. Под предлогом военной тайны можно создавать непрозрачные механизмы, откаты и тому подобное.

На протяжении всех лет независимости люди, которые служат у нас в силовых ведомствах, очень привыкли решать вопросы за деньги. Им платят кэш за ускоренный переход границы, за проход в "зеленый коридор", за провоз контрабанды. Но если рядом с ними поставить бойцов нацгвардии, якобы для усиления, тем самым можно будет частично решить проблему снижения уровня коррупции.

- Можно ли из всего этого сделать вывод, что протест на востоке Украины - неискренний и проплаченный?

- Не совсем. В какой-то момент была угроза, что к террористам может примкнуть местное население, нелояльное власти. Самый острый момент был после 2 мая в Одессе, когда в Доме профсоюзов погибли люди. Это вызвало очень негативный резонанс среди населения. Потом мы видели, что в Мариуполе на улицы стали выходить обычные граждане. Уже не проплаченные, просто из-за желания высказать свое "фе". Именно тогда из города были срочно выведены подразделения силовиков, потому что тогда Украина стояла в шаге от полновесной гражданской войны.

Однако на данный момент сама политика сепаратистов сыграла против них. Они стали заниматься мародерством, забирать у людей транспорт, расстреливать под вымышленными предлогами, грабить и убивать. В итоге люди поняли, что воюют не за тех, за кого хотели. И сейчас, насколько мы знаем, их приходится пинками загонять на блокпосты. Сейчас даже люди, которые нелояльны власти, не спешат поддерживать террористов.

- Кто вы и что такое "Информационное сопротивление"?

- Я офицер запаса в звании подполковника. Группа "Информационное сопротивление" (ИС) возникла под крышей Центра военно-политических исследований. Нам никто не дает ни грантов, ни какой-либо другой финансовой помощи, - мы вольные стрелки. Но иногда вольные стрелки работают эффективнее, чем государственная машина. Я возглавляю структуру, но не могу сказать точно, сколько человек в группе ИС. Верхний эшелон - около 300 человек. С какими источниками работают отдаленные звенья этой цепи - мы сами не знаем, и они сами не знакомы друг с другом.

- Откуда вы все-таки берете информацию?

- А вот этого я вам не скажу. Механизм нашей работы мы не открываем. Группа ИС выстроена на личных контактах. С нами работают эксперты в погонах и без. У нас есть в агентура в госструктурах, в гражданских структурах, в спецслужбах. Но это не официальные контакты - если мы будем посылать официальные запросы в госорганы, они будут думать, какую информацию давать, а какую не стоит, нашу оперативность можно будет умножить на ноль. Но мы понимаем ту ответственность, которая на нас ложится. У нас есть самоцензура - если мы понимаем, что информация может кому-то повредить, например раскрыть планы антитеррористической операции, мы ее не публикуем. Мы транслируем всего около 20 процентов информации.

- Откуда вы знаете, что ваши агенты вас не обманывают?

- Информация проверяется по трем источникам. Любая информация проверяется по цепочкам других источников, которые к ней не имеют отношения. У нас была пара источников на очень серьезном уровне, но мы их перерубали сразу, если проверка показывала, что они дают дезинформацию, так как были уверены, что деза дается преднамеренно. Но поскольку мы не госструктура, и наша деятельность ничем не регламентирована, претензий к нам быть не может. Я всем говорю, что мы - как религия: либо верьте, либо не верьте.

05.06.2014 | 08:58